Мы часто говорим: «Это наша Победа!». Наша, потому что каждый из нас может добавить в ее летопись свои семейные страницы.

Здесь публикуются рассказы о судьбах людей военного поколения. О тех, кто внес свой вклад в Победу. Нашу Победу. Одну на всех.

Моя душа так хочет теплых слов

Владимиру Степановичу Жолобу посвящается

Он прошел почти всю войну с первого дня, участвовал в контрнаступлении под Москвой, Сталинградской и Курской битвах, форсировал Днепр, освобождал родную Украину и Польшу, брал Берлин. Казалось, Фортуна будет хранить его всегда. Он не дошел до Рейхстага 8 км и не дожил два дня, чтобы увидеть Знамя Победы. Он стал последним офицером 259-го отдельного танкового полка, погибшим во время войны.

Моя душа так хочет теплых слов

Владимиру Степановичу Жолобу посвящается

Война и мир

Ивану Яковлевичу и Анне Степановне Водопьяновым, Степану Андреевичу и Федосье Андреевне Горшковым, Федору Федоровичу Гроздову посвящается

Это повесть о погибшем на фронте моем отце Иване Яковлевиче Водопьянове и о моих родных, самых близких людях, которые вырастили и воспитали нас, малолеток, в то суровое, полное лишений, военное время.

Война и мир

Ивану Яковлевичу и Анне Степановне Водопьяновым, Степану Андреевичу и Федосье Андреевне Горшковым, Федору Федоровичу Гроздову посвящается

Война Ивана

Ивану Ивановичу Шаргунову посвящается

Деревенский дитятя, простреленный пулей, возился на пыльном полу, играл в войну. И вдруг зарыдал, бросился к матери на кухню. «Что, что такое?» — «Папку убили, папку убили!» — кричал... Был больно бит, но, заходясь в отчаянном плаче, повторял: «А я же не виноват! Папку убили!»

Война Ивана

Ивану Ивановичу Шаргунову посвящается

Вызываю огонь на себя!

Алексею Кирилловичу Кортунову посвящается

«Мы могли рисковать своими жизнями, но не плацдармом, не делом, которое нам поручено. Риск важен в любом деле. Но риск осмысленный. Надежда остаться в живых была: мы зарылись в землю, хорошо окопались. И еще верили, что наши бьют точно. Ведь я сообщил все координаты».

Вызываю огонь на себя!

Алексею Кирилловичу Кортунову посвящается

Дед, как же тебя не убили?

Николаю Егоровичу Нисифорову посвящается

Снаряд попал прямо в их плот — все погибли, весь пулеметный расчет. Дед плавать не умел. Вода кровавая кипела вокруг, он пошел ко дну, потом его вынесло наверх, барахтался, захлебывался, сходил с ума, потом зацепился за какие-то доски, на них и выплыл сквозь ад — далеко не первый ад за ту войну и далеко не последний.

Дед, как же тебя не убили?

Николаю Егоровичу Нисифорову посвящается

Молодая гвардия

Ангелине Тихоновне Самошиной посвящается

«Дорогие мама и папочка! Не плачьте, слезами не вернете дочери Вашей, смелой как орленок, красивой, как сама жизнь».

Молодая гвардия

Ангелине Тихоновне Самошиной посвящается

Спасение Ленинграда

Игорю Дмитриевичу Шаталову посвящается

Командир пулеметного взвода младший лейтенант Шаталов «при наступлении на треугольник железной дороги в районе Синявино первым со своим взводом ворвался в траншею противника и огнем из пулемета подавил огонь двух ротных минометов, уничтожив их прислугу», при этом был тяжело ранен и пробыл в госпиталях до конца войны. За свой подвиг он был награжден орденом Красной Звезды.

Спасение Ленинграда

Игорю Дмитриевичу Шаталову посвящается