Виктору Георгиевичу Клименко посвящается

Автор: Наталья Григорьевна Васильева

Гимнастерка от «миссис Черчилль»

Нам восемнадцать лет от роду,
Не знать бы смерти ремесла.
Но зрела ненависть народа,
И сила Родины росла.
И молодость, борьбы отведав,
Сойдясь лицом к лицу с врагом,
Ковала первую победу,
Несущую врагу разгром.

Игорь Николаевич Бланкенгорн

Виктора Георгиевича Клименко уже нет в живых. Но я счастлива от того, что он дожил до Победы, и мне лично довелось слушать рассказы о пережитых им военных годах. Вспоминаю, как он, выстоявший в тяжелых боях, прошедший дорогами войны от Западного Буга до Берлина, кавалер орденов Славы I и II степени, ордена Отечественной войны I степени, отмеченный благодарностями Верховного Главнокомандующего за боевые операции, каждый год, собираясь на военный парад в честь очередной годовщины со Дня Великой Победы, рукавом гимнастерки, увешанной наградами, тайно утирал скупые мужские слезы.

Виктор Георгиевич Клименко

Увеличенная фотография(JPG, 271,3 КБ)

Особенной гордостью Виктора Георгиевича была премия Международного фестиваля театрально-поэтического авангарда за книгу воспоминаний «Судьба фронтового разведчика» в номинации «России верные сыны».

Диплом лауреатской премии, 21 декабря 2007 года

Увеличенный документ (JPG, 334,1 КБ)

Судьба Виктора Георгиевича неразрывно связана с судьбою сотен тысяч молодых ребят, которые во что бы то ни стало хотели попасть в действующую Красную Армию, чтобы бок о бок со своими старшими товарищами изгнать врага с родной земли.

Еще мальчишкой он встретил войну в селе Замостье Суджанского района Курской области. Виктор Георгиевич часто вспоминал, как впервые вместе с друзьями увидел в небе немецкие бомбардировщики, из которых потом посыпались бомбы. Вскоре пришли немцы, казнившие на глазах жителей села ни в чем не повинных мужчин. На них, пацанов, это произвело страшное впечатление. Вот тогда и зародилась мечта попасть в действующую армию. В 1943 году он потерял свою семью, в то время бои в Курской области шли серьезные. Вместе с такими же ребятами-сиротами он вынужден был перемещаться от одной военной части к другой. Солдаты относились к ним с теплотой: кормили, одевали. Однажды боец подарил Виктору шинель.

Так он прибился к эшелону, направляющемуся в Москву. Там на Красной площади формировали отряды на фронт. С одним из них он и отправился в эшелоне в район Старой Дарницы. Здесь всех прибывших построили, командир спросил: «Кто пойдет служить в разведку?». Первым три шага вперед сделал Виктор. Солдатский строй разразился смехом. Но, ко всеобщему удивлению, командир одобрительно кивнул и объявил его сыном полка. Так в 15 лет он оказался в 6-м отдельном разведбатальоне. Сначала выполнял задания при штабе: разносил письма, приказы. Научился читать карту. Опытные разведчики иногда, уходя на задание, просили: «Витек, прочитай нам карту».

Первое боевое задание было сложным. Углубиться в тыл врага на 30 километров. Тогда он впервые понял, что значит потерять своих товарищей...

Потом заданий было много, мальчишка с трудом сдерживался, чтобы не похвастаться перед друзьями своими маленькими подвигами. Но понимал: разведка — дело серьезное. Только потом, по прошествии многих лет после войны, он поведал, что за время службы их разведгруппа добыла 17 «языков».

Витек Клименко, 1944 год (www.proza.ru/2011/05/06/1132)

Увеличенная фотография(JPG, 107,2 КБ)

Однажды (это было в июле 1944-го в Польше) была организована группа разведчиков, в состав которой попал и Виктор. Углубившись в тыл врага, в одном из селений они без шума сняли часового, а проникнув в дом, захватили спящего немецкого офицера-связиста. Большая удача! Целый день путали следы, но добравшись до линии фронта, заметили немцев. Их было 30, наших — 17, завязался бой. Немцы бежали, но через короткое время опомнились и пошли в атаку.

Потерять «языка» было никак нельзя! Поэтому разведчики стали отбиваться. Одному из бойцов, в отряде его звали Слухачом, снаряд перебил обе ноги, и он попросил товарища, бывшего до войны артистом, перед смертью спеть ему русскую песню. Когда зазвучала песня «Ах ты, душечка...», немцы прекратили огонь, заслушались. Кончилась песня, умер боевой друг, и опять началась стрельба. На счастье разведчиков восемь наших танков и два бронетранспортера подоспели на помощь. За выполнение боевого задания при освобождении польских городов Люблин и Минск-Мазовецкий Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин объявил разведчикам благодарность.

Благодарность за овладение городами Люблин и Минск-Мазовецкий

Увеличенный документ (JPG, 456,8 КБ)

В августе 1944 года на Сандомирском плацдарме, когда войска форсировали реку Висла, Виктор Георгиевич был контужен. До сих пор его семья хранит гимнастерку, подаренную ему миссис Черчилль. После ранения он попал в госпиталь, а перед отправкой на фронт в Горьковской области их неожиданно построили. Вышла к ним женщина, которую полковник представил как председателя Фонда помощи России Британского Красного Креста и ордена св. Иоанна Иерусалимского миссис Черчилль. Пожелав фронтовикам победы, она вручила всем пакеты с подарками и отрезы шерсти на гимнастерку. Через два дня, перед отправкой на фронт, гимнастерки были готовы. Эту гимнастерку Виктор Георгиевич непременно надевал в День Победы в память о войне и о миссис Черчилль.

Из рассказа «Подарок Клементины Черчилль советскому разведчику» Татьяны Лестевой: «Виктор Георгиевич рассказал: «Возвращаясь под утро с задания, заметили активность немцев, готовивших контратаку. Перейти линию фронта было невозможно. Группа разведчиков вступила в бой. Занял место в окопе с автоматом в руках, положил перед собой гранату. В окопе была санитарка из Сталинграда — Валя. Она предложила поменяться с ней местами, чтобы мне было удобнее стрелять, что я и сделал. Через несколько минут начался массированный минометный обстрел. Одна мина разорвалась прямо над бруствером нашего окопа. Валя погибла сразу, а меня контузило и засыпало землей. Но у разведчиков было святое правило — своих не оставлять ни ранеными, ни мертвыми. После боя разведчики стали разыскивать меня, нашли по бляхе на ремне, ремень у меня был особый. Откопали.

Ремень, спасший жизнь на Сандомирском плацдарме

Очнулся я через два дня в прифронтовом госпитале. Поразила тишина, ни звука не слышно. Вошла медсестра, вижу — открывает рот, что-то говорит, а что — не слышу. Каждый год теперь в День Победы ставлю на стол один бокал для Вали», — закончил рассказ ветеран. Из прифронтового госпиталя его перевели для поправки в Гороховецкий район Горьковской области, где в школе был устроен госпиталь. Привезли его без документов, говорить он не мог, только потом сумел нацарапать свое имя и номер части, где служил. Попытался сбежать на фронт, но его задержали, вернули в госпиталь. Врач пообещал, что скоро его выпишут. Действительно, недели через две направили на сборный пункт, где и состоялась его встреча с «миссис Черчилль». Виктор Георгиевич рассказывает, что когда она обходила строй, остановилась перед ним, он отступил назад, а эта хрупкая женщина в легкой шубке не только вручила ему подарок, но и поцеловала его в щеку. А дальше... их перебросили на границу с Польшей. Переночевали в пустом поселке, утром у колодца увидел два студебекера с трафаретным знаком танкового корпуса, в котором служил. Уговорил водителей взять его с собой. Разведчики чуть не раздавили его от радости. А впереди был путь на Берлин в рейхсканцелярию фюрера... Возвращаюсь к гимнастерке — подарке от «миссис Черчилль». Виктор Георгиевич говорит, что в послевоенные годы он по праздникам надевал эту форму; брюки, к сожалению, сносились, а вот гимнастерка цела, показывает свою фотографию в этой гимнастерке с наградами на груди.

«Костюм от миссис Черчилль», 1950 год

Увеличенная фотография (JPG, 268,9 КБ)

В ответ на мой вопрос, уверен ли он, что именно Клементина Черчилль поцеловала его, отвечает, что так говорили солдаты. Обещаю ему поискать сведения в военной исторической литературе, может быть, где-то этот факт отражен. И вот результаты «расследования».

Клементина Черчилль (1 апреля 1885 — 12 декабря 1977), жена премьер-министра Великобритании лорда Черчилля, Указом Президиума Совета СССР «за выдающиеся заслуги в проведении общественных мероприятий по сбору средств в Англии для оказания медицинской помощи Красной Армии» была награждена орденом Трудового Красного Знамени. 7 мая 1945 года на пресс-конференции, организованной госпожой Черчилль, первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР Н. М. Шверник вручил ей награду. Она являлась президентом Фонда Красного Креста помощи России, действовавшего с 1941 по 1946 год и оказавшего помощь России медикаментами, медоборудованием для госпиталей, продуктами питания. Так что информация о подарках советским солдатам, в том числе и Виктору Клименко от «миссис Черчилль», а точнее от возглавляемого ей во время войны Фонда помощи Красной Армии, подтверждается.

А вот что касается того, была ли «хрупкая женщина в легкой шубке» миссис Черчилль, требует уточнения. Нет, подарки зимой 1944 года вручала не она. Клементину Черчилль советское правительство приглашало посетить Москву в 1943 году. Однако это приглашение было отклонено. Она приехала в СССР лишь в марте 1945 года по приглашению советского Красного Креста, посетив Ленинград, Сталинград, Ростов-на-Дону, Кисловодск, Пятигорск, Одессу, Ялту, Севастополь. 7 апреля ее принял Председатель Совнаркома СССР И. В. Сталин. Позже он напишет об этой встрече: «Я имел приятную беседу с госпожой Черчилль. Она произвела на меня большое впечатление». <...> 11 мая Клементина Черчилль пишет И. В. Сталину прощальное письмо. Приведу только одну фразу из этого письма: «Я считаю себя счастливой, находясь в Вашей стране в эти дни Победы, увидев в Москве восход солнца Мира».<...>

Как драгоценную реликвию вот уже 67 лет хранит гимнастерку от «миссис Черчилль» житель Пскова Виктор Георгиевич Клименко. Надеюсь, что его не постигнет разочарование, что подарок ему вручила не сама Клементина Черчилль, а неизвестная представительница Фонда помощи Красной Армии...»

Гимнастерка от «миссис Черчилль»

Так, в разведке с кортиком, прошли два года войны...

Ручка от кортика, оружия разведчика

В 1945 году Виктор Георгиевич был удостоен благодарностей Верховного Главнокомандующего за освобождение польских городов Цеханув, Нове Място, Дзялдово, овладение крепостью Прага, предместьями Варшавы, восточнопрусскими городами Дойтш-Айлау и Заальфелд, за отличные боевые действия при освобождении городов Гнев (Меве) и Старогард (Прейсиш Старгард) — важных опорных пунктов обороны немцев на подступах к Данцигу, а также самого Гданьска (Данцига) — важнейшего порта и первоклассной военно-морской базы немцев на Балтийском море.

Благодарности Верховного Главнокомандующего, 1945 год

Увеличенные документы (PDF, 490,4 КБ)

Особенно тяжелыми были последние бои в Берлине. Эти события описывает Татьяна Лестева в своем рассказе:

«Командир танкового корпуса генерал Попов дает задание разведчикам „доставить ему Гитлера живым или мертвым“. Создается одиннадцать групп по 17-20 разведчиков. Он входит в состав группы под командованием старшего лейтенанта Михаила Иванова. В двадцатых числах апреля 1945 года во втором эшелоне наступающей пехоты 1-го Белорусского фронта разведчики движутся к Берлину. Бои идут уже в самом центре столицы фашистской Германии, за каждую улицу, за каждый дом. 1 мая, во второй половине дня, группа Иванова выходит к дому, под которым расположен бункер Гитлера. „За железной дверью, — вспоминает разведчик, — еще через десяток метров — большой полукруглый зал с бетонными прямоугольными столбами. Дальше через тамбур дверь в кабинет с табличкой „Гитлер“. Три разведчика, первыми проникшие в него, возбужденно кричат: „Сюда, Гитлер здесь!“. ...В центре кабинета — стол под зеленым сукном, заваленный разными бумагами. Подле стола на ковре лежит человек, очень похожий на Гитлера. Его правая рука на груди, в ней пистолет, левая отброшена в сторону. Под головой — лужица крови. Одет он во френч, на ногах сапоги. Мы торжествуем. Задание выполнено. Гитлер, хоть и мертвый, но взят!“. Он рассказывает о том, как позже появляются два полковника СМЕРШ, „под расписку“ разведчики сдают им труп, но, как выясняется дальше, это был труп двойника Гитлера». (Источник: www.proza.ru/2011/05/06/1132)

Часы из бункера Гитлера

Виктор (слева) другом Алексеем, Брест, сентябрь 1945 года

Увеличенная фотография(JPG, 147,2 КБ)

Небывалая радость переполняла Виктора Георгиевича в День Великой Победы. Он со слезами на глазах всегда вспоминал, как они, счастливые, писали на стенах Рейхстага свои имена, не забывая и о тех, кто не дожил до Победы!

С правнуком

Увеличенная фотография(JPG, 152,4 КБ)

Виктор Георгиевич вручает свою книгу Валентине Толкуновой

Увеличенная фотография(JPG, 219,5 КБ)

22 июня 2016